«Нам с этим жить»: успехи и слабые места сферы помощи людям с ВИЧ

21 февраля в Госдуме обсудили законодательное обеспечение профилактики и лечения ВИЧ-инфекции. На встрече выступали как представители Минздрава, так и активисты общественных организаций, помогающие людям с ВИЧ. Их мнения разошлись.

Фото: Евгения Федорова / АСИ

Пробелы и перевыполненный план

Первый заместитель председателя Комитета Госдумы по охране здоровья Федот Тумусов доложил, что в комитете договорились разрабатывать новые рекомендации по проблеме ВИЧ, в которых могут быть учтены предложения от некоммерческих ВИЧ-сервисных организаций.

Ляля Габбасова, помощник министра Минздрава, напомнила, что в России все «четко» регулируется законом. Из нормативных актов, затрагивающих проблему ВИЧ, Габбасова перечислила Резолюцию ООН, федеральный закон 38, целевые федеральные программы, государственную стратегию по противодействию распространению ВИЧ-инфекции в РФ.

«Цели этой стратегии выработаны в соответствии с международными целями, направленными на снижение впервые возникших случаев [ВИЧ-инфицирования] и снижение смертности от СПИДа. Для реализации этой стратегии были определены показатели, которые на сегодняшний день мы перевыполняем», – сказала помощник министра.

Она отметила, что за последние три года работы стратегии они достигли успеха в информировании населения и предупреждении стигматизации и дискриминации ВИЧ-положительных людей. По мнению Габбасовой, в России «все урегулировано» в сфере охвата лекарственной терапией и доступа к ней. Мы лечим всех, сказала она.

«По предварительным итогам реализации стратегии мы можем говорить о стабилизации и взятии под контроль ситуации с ВИЧ в России», – заключила Ляля Габбасова.

Фото: Евгения Федорова / АСИ

Депортация и потеря ВИЧ-положительных 

Однако эксперты некоммерческих организаций сообщили о проблемах.

Россия осталась последней страной в регионе, которая не сняла запрет на пребывание ВИЧ-положительных мигрантов, рассказал Кирилл Барский, руководитель программ фонда «Шаги». По его словам, трудовым мигрантам, находящимся в России легально, не дают права наравне с гражданами РФ участвовать в социально-экономической жизни общества и депортируют на родину. Он подчеркнул цену вопроса: обеспечение человека с ВИЧ лекарствами стоит 17 тыс. рублей для Минздрава, а пребывание этого же мигранта в центре временного содержания, в котором он может находиться годами, – порядка 50 тыс. рублей в месяц.

«Не проще было бы дать человеку лечиться самостоятельно и вести полноценную жизнь в нашем обществе, а тому же Роспотребнадзору — отслеживать этот процесс?» – уточнил Барский. Из-за страха за свою жизнь и своих родных мигранты вынуждены переходить в нелегальный статус, потому что боятся возвращаться на родину. Они считают, что лучше умереть в России без терапии, чем быть убитыми на родине за свою болезнь.

О проблемах преемственности терапии говорил и Игорь Пчелин, председатель фонда «Шаги». Он обратил внимание на пробелы в федеральном регистре людей, инфицированных ВИЧ, о котором как об эффективном инструменте говорила Габбасова.

«У регистра есть уязвимое место: лечение не следует за пациентом, хотя сам регистр предусматривает это. Но если пациент из города N хочет переехать в город B, местный СПИД-центр открепляет его в регистре, а СПИД-центр места пребывания (нового места жительства. — Прим. ред.) может принять, а может и не принять его. Фактически это зависит от конкретного чиновника», – пояснил Пчелин.

По словам Пчелина, 20-30% людей с ВИЧ, переехавших в другой регион страны, не могут получить терапию. Особенно это касается городов-миллионников, где есть работа, – в них тысячи «невидимых» пациентов.

Игорь Пчелин. Фото: Евгения Федорова / АСИ

Уязвимые группы

По словам Натальи Коржовой, консультанта СПИД-центра в Воронеже, людей из групп, наиболее подверженных риску ВИЧ-инфицирования, выкидывает из системы здравоохранения после завершения программ, которые проводят СПИД-центры и фонды. В такие группы входят мужчины, практикующие секс с мужчинами, и секс-работницы, с ними работают недостаточно. Алексей Лахов, заместитель генерального директора в «Гуманитарном действии», напомнил, что ВИЧ-инфицированные люди, употребляющие наркотики, сталкиваются с двойной стигмой и часто не получают никакого лечения, в частности из-за того, что СПИД-центры перегружены.

Денис Годлевский, специалист Фонда помощи в области СПИДа, отметил, что 86% средств, которые спускаются из Минздрава на борьбу с ВИЧ, тратится на работу со всем обществом, и только оставшееся – на уязвимые и ключевые группы.

«Почему регионам удобно не работать с ключевыми группами? Потому что профилактика ВИЧ по государственному классификатору — это работа, а не услуга. Поясняю: у услуги конечный потребитель — это физическое лицо, а работа делается для общества в целом. Единица измерения у первой — это человек, а у работы она трудноопределима. Поэтому хочется перевести это в сектор услуги и прописать все параметры», — объяснил Годлевский.

Дети, стигма и 90

О стигматизации ВИЧ-положительных людей говорили все эксперты.

Ольга Кирьянова, директор благотворительного фонда «Дети+», отметила проблему бесконтрольной передачи информации о ВИЧ-статусе детей, которые инфицированы с рождения: эта информация передается СПИД-центрами в поликлиники, а поликлиниками – в детские сады и школы. Кирьянова предложила внести запрет на обмен подобной информацией без письменного соглашения законных представителей ребенка или подростка, потому что она неминуемо приводит к стигматизации, проблемам с поступлением в колледжи и вузы и даже уголовной ответственности.

Председатель правления ассоциации «Е.В.А» Наталья Сидоренко считает, что нужно повышать информированность судов и сотрудников полиции: часто они не знают, как передается ВИЧ. Поэтому Россия остается одним из лидеров по количеству приговоров за якобы умышленное заражение ВИЧ.

ВИЧ-инфицированным родителям нельзя усыновлять детей, сказала Анна Ситникова, равный консультант в организации «Е.В.А.», и напомнила, что инфекция не передается бытовым путем.

Владимир Маяновский, президент региональной общественной организации «Центр +», отметил, что нужно продолжать добиваться цели «90-90-90»: 90% людей, живущих с ВИЧ, должны знать свой ВИЧ-статус, 90% людей с диагнозом ВИЧ — получать антиретровирусную терапию (АРТ) и 90% из них должны иметь неопределяемый уровень вируса в крови. Смертность от ВИЧ, по его словам, все еще растет.

«Нам с этим жить, ВИЧ в ближайшее время никуда не уйдет», – заключил Маяновкий. Все выступающие эксперты передали в Комитет Госдумы по охране здоровья свои предложения по решению поднятых проблем.


Источникик: Агентство социальной информации