Тюмень. «Ценю жизнь, радуюсь каждому дню»: тюменка с ВИЧ рассказала о терапии, любви и отношениях

О том, почему важно знать про ВИЧ, как принять диагноз и не поставить на себе крест в материале «Комсомольской правды-Тюмень»

1 декабря во всех странах отмечается всемирный день борьбы со СПИДом. Фото пресс-службы департамента здравоохранения Тюменской области.

За последние годы в Тюменской области отмечается устойчивое снижение заболеваемости ВИЧ-инфекций. Вместе с тем, пациенты, имеющие положительный статус, вышли за рамки, так называемых групп риска, о которых принято говорить. Все чаще, это люди, с которыми мы пересекаемся в повседневности, и которые, кстати, продолжают жить полной жизнью благодаря получаемой терапия. О том, почему важно знать про ВИЧ, как принять положительный статус и не поставить на себе крест, на условиях анонимности корреспонденту «Комсомольской правды-Тюмень» рассказала жительница одного из районов Тюменской области.

Как давно вы узнали о своем ВИЧ-статусе? Заболевание выявилось случайно? Или Вы целенаправленно шли сдавать анализ на ВИЧ? Какие первые мысли возникли, когда Вы узнали о своем статусе?

— Узнала о статусе в феврале 2017 года. Заболевание выявилось в ходе сдачи анализов при прохождении ежегодной медицинской комиссии. Когда сказали про положительный результат, был шок. Земля ушла из-под ног. Всю ночь проревела. До сих пор не могу понять откуда и где я могла поймать эту заразу?

Быстро ли Вы решились рассказать об этом своим близким? Какова была их реакция?

— Маме я не сказала. Знают только две подруги и молодой человек. Отреагировали адекватно. Остальным даже говорить не буду, знаю какой будет реакция.

Сразу ли Вы начали принимать терапию? Или понадобилась время на то, чтобы осознать необходимость лечения?

— Терапию начала принимать только через семь месяцев, тянула с таблетками. Наверное, боялась реакции организма на препараты.

Героиня интервью узнала о своем статусе в феврале 2017 года (лицо на фото скрыто по просьбе собеседницы).

Насколько Ваша жизнь поменялась за это время? Испытывали ли Вы побочные эффекты от терапии первое время? Есть ли они сейчас?

— Ценить начала жизнь. Радуюсь каждому дню. Да побочные эффекты были. Похудела на 5 килограмм. В течение четырех — пяти месяцев часто тошнило и рвало. Болела в этот период чаще, но сейчас все пришло в норму. Вес восстановился, к таблеткам привыкла. Они теперь мои спасители.

Вы сказали, что выявилось заболевание при прохождении ежегодной комиссии, работаете в сфере медицины? Руководство учреждения в курсе диангоза?

— Да, я работаю в медицине. Руководство, конечно, знает. ВИЧ — это не причина увольнения из медицинского учреждения. Нас просто отстраняют от крови, и нам нельзя работать в отделении, а просто на приеме можно. ВИЧ же не передается воздушно-капельным путём.

А само заряжение не связываете с работой в медучреждении? Сейчас у вас нулевая вирусная нагрузка за счет приема терапии?

— Нет, не связываю. Я на приеме с врачом сижу, в процедурном кабинете не работаю. Вирусная нагрузка сейчас менее 250 копий, то есть нулевая.

Изменился ли как-то распорядок дня в связи с приемом терапии? Придерживаетесь ли определенного питания? Сколько таблеток ежедневно принимаете?

— Распорядок дня не изменился, питание тоже. Принимаю по две таблетки, в 6 утра, 12 часов и в шесть часов вечера. Лекарство получаю ежемесячно, анализы сдаю каждые полгода.

Терапия позволила свести вирусную нагрузку до менее 250 копий, но каждые полгода девушка сдает анализы на ВИЧ. Фото пресс-службы департамента здравоохранения Тюменской области

В небольших городах люди, как правило, многие знают друг друга и разного рода информация распространяется быстрее. Как вам удается сохранять конфиденциальность?

— Во-первых врач и медицинская сестра не имеют права сказать постороннему человеку о моем заболевании, а сказала я очень близким подругам. В них я на сто и даже тысячу процентов уверена. Мы знаем друг друга около десяти лет. Одна медицинская сестра, вторая работает продавцом. Еще про мое заболевание знает сродная сестра и племянница. Мы с ними тоже в очень хороших отношениях.

В Тюменской области есть несколько групп, в том числе в социальных сетях, где люди, имеющие положительный ВИЧ-статус общаются, дают друг другу какие- то советы. Состоите ли вы в таких группах? Делятся ли там жители нашего региона проблемами, связанными с предубеждениями?

— Да, состою в двух подобных группах. Конечно, делятся, говорят о дискриминации, осуждении людей, особенно в маленьких населенных пунктах. Могут наговорить такого… Жить не захочется. Спрашиваем друг у друга советы относительно каких-то моментов. Подбадриваем новичков. Много говорим о взаимоотношениях в дискордантных парах, когда у одного партнера положительный ВИЧ-статус. Встречаемся, гуляем, в общем, радуемся жизни.

Вы узнали о своем статусе будучи в отношениях? На чем, прежде всего, должны строится отношения в дискордантной паре? Есть ли в планах брак и дети?

— С моим молодым человеком мы познакомились позже. О заболевании я ему сразу все рассказала. Было бы не честно и просто неправильно скрыть от него эту информацию, которую он воспринял абсолютно адекватно. Любые отношения, должны строиться на доверии и взаимопонимании, на мой взгляд. О свадьбе говорить пока рано, встречаемся мы еще не так давно, поживем – увидим. Лялечку, конечно, хочется.

Можете еще немного рассказать о себе? Откуда Вы родом? Всегда ли хотели работать в медицине? Какие у вас увлечения, чем вы любите заниматься в свободное время? Сколько вам лет?

— Я родилась в Заводоуковском районе. В детстве хотела быть учителем, но обстоятельства сложились таким образом, что в итоге пошла в медицину и отучилась на фельдшера. На данный момент мне 30 лет. Раньше увлекалась плетением различных украшений из бисера. Сейчас это занятие забросила, больше вышиваю крестиком и занимаюсь алмазной вышивкой, а еще вяжу амигуруми.

Амигуруми для себя делаете или на заказ? Это такие мягкие игрушки, верно?

— Да, пока вязала всем раздала. У меня только одна осталась, самую первую которую связала.

Как вы относитесь к социальной рекламе, которая сейчас встречается на телевидение на тему ВИЧ? Должно ли ее быть больше? Как, на ваш взгляд, выстроена в регионе работа с людьми, живущими ВИЧ?

— Я за социальную рекламу. Люди должны знать, что такое ВИЧ и как он передается. У многих даже представления о заболевании нет. Думают, что ВИЧ и СПИД – это разные вирусы. Что касается системы работы с ВИЧ-положительными пациентами в регионе, на мой взгляд, она выстраивается. Те из нас, кто готов стабильно принимать терапию и хочет продолжать полноценно жить, могут это делать. Лекарства все выдаются в полном объеме, остальное – внимательное отношение к своему здоровью и своих близких – личное дело каждого.

Героиня интервью считает, что люди должны больше знать про ВИЧ. Фото пресс-службы департамента здравоохранения Тюменской области

Следите ли вы за тем, как модернизируются препараты и способы лечения ВИЧ?

— Да слежу. Жду не дождусь, когда же появится чудодейственный укол, чтобы можно было поставить раз в месяц инъекцию и спокойно забыть об этом до следующего месяца, а не глотать таблетки. Ну и, конечно, хочется, чтобы появилась терапия, способная полностью излечить ВИЧ.


Автор статьи: Кира Санникова
Комсомольская Правда Тюмень